ФЭНДОМ


Интересно, как далеко заведет тебя этот примитивный взгляд на мир?

Зависть (яп. エンヴィー, англ. Envy) - один из гомункулов. Имеет способность трансформировать своё тело, превращаться в людей или животных. Так же, в зависимости от тела, может изменять свой голос.

Зависть, который существует только для того, чтобы заставить людей страдать, несет больше горькой обиды на людей, чем любой другой гомункул, и отрицательно относится к людям самым личным и сердечным образом. Его ненависть к людям имеет огромную эмоциональную и личную основу, большую, чем у любого из его "братьев и сестер". Обычно он использует обличье андрогинного подростка (которого считает "красивым" и "очаровательным"). Зависть легко спровоцировать оскорблениями из-за его большого и чувствительного эго, тем самым заставляя его совершать ошибки.

Зависть - один из двух гомункулов, которые обладают "истинными формами" - физическими воплощениями своих черт и личности, которые обретают форму, когда их камни почти полностью истощены. Другой гомункул с истинной формой - Гордыня.

Внешность Править

Энви - тощий и костлявый.

И еще мелковат,

так что рубить его было бы неинтересно
В силу способностей Зависти, нельзя сказать, чтобы он был наделен определенным внешним видом. Обычно он предпочитает выглядеть как высокий... человек (пол этого обличья определить несколько затруднительно) с длинными волосами, разобранными на отдельные пряди, остроконечные и слегка торчащие на манер листьев той самой пальмы (а в ТВ-1 еще и зеленые...). В этом облике он обычно одет (не одет) в черный топ с высоким воротом, того же цвета мини-юбку, митенки и гольфы, а на голове носит бандану с красным контуром перевернутого треугольника. Тот же узор, состоящий из характерных для всех гомункулов линий, изображен у него на спине. Знак уробороса в этом облике находится на левом бедре.

Истинный облик Энви сильно разнится в первой и второй экранизациях:

В ТВ-1 его истинное обличье - молодой человек, внешне очень похожий на Ван Хоэнхайма (поскольку в этой версии Энви является результатом попытки трансмутации сына Хоэнхайма и Данте, жившего лет за четыреста до основных событий).

В ТВ-2 истинное обличье Энви, видимо, зависит от состояния его философского камня. Так, при наличии достаточно большой силы это громадное чудовище, выглядящее, как помесь собаки с крокодилом, все тело которого составлено из множества расплывчатых человеческих фигур: так проявляют себя души, положенные в основу философского камня Зависти (который у этой формы находится на языке). В этой форме Энви также сохраняет свои примечательные волосы и бандану. Если же философский камень истощен, Энви принимает развоплощенную форму: нечто вроде маленькой пиявки, ровно половину тела которой занимают большие посаженные по бокам головы глаза и зубастая пасть. Прямых доказательств того, что эти две формы являются разными ипостасями одной и той же, нет, но на мысль об этом наводят определенные сходства в их строении: зеленая шкура и восемь лап, например, присутствуют у обеих форм, причем без видимых на то причин.

Личность Править

Ишвар! Такой восхитительной гражданской войны ещё не видел свет! Помнишь, из-за чего она вспыхнула? Это был я, Энви! Я застрелил того ребенка! Было здорово! Война распространилась так быстро и всего из-за одной пули! Люди и впрямь занятные существа, ими так легко вертеть! Я был так счастлив! Да, это ещё не всё! Когда я стрелял в того ребенка, я был в облике офицера, который протестовал против вторжения в Ишвар! Потом его осудил военный трибунал! Я избавился от парня, стоявшего у нас на пути, и разжёг гражданскую войну. Одним выстрелом - двух зайцев!
― Характеризующий монолог. Энви - Эдварду Элрику, глава 51 ("Врата тьмы")
Со всей определенностью, Зависть - персона довольно мерзкая. Циник и садист, он презирает людей, рассматривая их примерно с той же позиции, что пауков в банке, и находит удовольствие в том, чтобы, пользуясь своими способностями, обманывать их, стравливать и рушить чужие судьбы. Остёр и несдержан на язык, насмешлив, хорошо читает людей, умеет и любит бить по больному. По манге и ТВ-2 именно это, в сочетании с самоуверенностью, в итоге привело его к гибели. Более глубокие слои его личности кардинально различаются в ТВ-1 и ТВ-2 из-за очень разной предыстории.
Fma-49-12 envy laugh

Зависть смеётся, рассуждая о том, как легко люди поддаются эмоциям и как просто ими манипулировать (глава 49).

Манга и ТВ-2 Править

Не смей смотреть на меня свысока!
― Энви - всегда, всем, по поводу и без повода. Также стандартная реакция на щелчки по носу от человеков.
  • Зависть немного задет колкостью Жадности...
  • ...и выведен из себя Лингом.
Fma-39-15 by Fullmetal Alchemist envy gluttony pride

Зависть, вопреки своему самолюбию, подчиняется приказу Гордыни

При всей своей внешней самоуверенности Зависть, видимо, довольно сильно закомплексован. Он крайне болезненно переносит оскорбления, намеки на недостатки (разумеется, только те, что считает недостатками он сам) и снисхождение к своей персоне, которое может углядеть в чём угодно когда угодно (обычно в способности людей дать Великому и Ужасному ему отпор). Так, когда Грид, знающий об этой слабости Энви, называет его "уродом" и всячески подначивает[1], а также когда Линг Яо в бою снисходительно предлагает ему сдаться[2], Энви, до того вполне спокойный, выходит из себя, и от встречи с его боевой формой обидчиков спасает только вмешательство верхов: Энви, как и остальные "младшие", кроме Жадности, испытывает страх перед Отцом и Гордыней. Этот страх, в сочетании с убеждением в превосходстве гомункулов над людьми, которое, как уже говорилось, Зависть вполне разделяет, обеспечивает его верность делу Отца. Собственно, приказ "сверху" - это единственная известная вещь, которая может заставить Энви убрать на полку комплексы и самомнение и делать не то, что хочется, а то, что надо. Отец и Прайд также единственные, оскорбление от кого Зависть может заставить себя проглотить.[3]

Примерно так же, как личные оскорбления, но не столь эмоционально, Энви воспринимает удачные попытки людей противостоять гомункулам - так, после гибели Похоти он сильно злился и обвинял Гнева в том, что тот не пытается, пользуясь своей властью, устранить виновного.[4] Так же Зависть себя вел и после захвата Обжорства, но здесь не вполне ясно, что было сильнее - обида или всё же страх перед тем, что тот, выйдя из себя, может сотворить, в том числе, с отправленным на выручку Энви.[5]

- Ты просто завидуешь людям. Мы настолько слабее вас, гомункулов, но... даже когда мы повержены... избиты... загнаны в угол... и стоим на краю гибели... даже когда мы знаем, что всё безнадежно... мы поднимаемся вновь и вновь. А когда у нас кончатся силы - друзья протянут нам руку. У тебя же их нет и не будет. Вот почему ты завидуешь нам.

<...>

- Как унизительно... обращенный в эту жалкую форму... Вами, людишки! И вы, куски дерьма, ещё насмехаетесь надо мной... А хуже всего то, что... самый ничтожный и омерзительный из вас... Этот долбаный недоносок понял, что я чувствую!
― Последний диалог Эдварда и Энви, глава 95 ("По ту сторону пламени")

В последних главах выясняется, что в основе характера Энви лежит, оправдывая его имя, сильнейшая зависть к людям, которые, обладая гораздо более слабыми и недолговечными, чем у гомункулов, телами, очевидно сильнее духом и, к тому же, получают поддержку друг от друга, что у "рациональных" индивидуалистов, созданных Отцом, не в чести.

Терпеть не могу драться!
― Энви - Лан Фан, глава 37 ("Тело грешника")

Как подлец и интриган, Энви может показаться трусоватым: при всей жестокости, он не любит марать руки сам, предпочитая дать толчок к действию, а затем залезть повыше и наслаждаться представлением, как в Ишваре и Лиоре. Но это обусловлено скорее нуждами Отца, предпочитающего действовать медленно, но верно и не отсвечивать. Сам же Зависть, когда противник представляет для него угрозу, чувствует не страх, а бешенство и стремится уничтожить врага первым. Единственное исключение - его последняя битва с Роем Мустангом, но и тогда Энви отступил не из страха, в потому, что осознавал: если этот огонь убил одного гомункула, то убьет и второго[6]. В пользу расчёта и против страха говорит также то, что, даже убегая, Энви не переставал анализировать ситуацию, возможности противника и искать выход, даже если на первый взгляд он мог показаться самоубийственным (например, ринуться на Мустанга в лобовую и навязать ему ближний бой в расчёте, что тот не станет использовать мощное пламя, чтобы не обжечь себя)[7]. Не чужд Энви и жертвенной отваги: упомянутую атаку он предпринял потому, что не мог подпустить Мустанга к комнате Отца, которому был, видимо, верен всё же не только и не столько из страха[8], а когда Эдвард Элрик догадался о его зависти к людям, будучи уязвлённым сильнее, чем когда-либо, предпочёл покончить с собой, а не цепляться за жалкую жизнь с растоптанной гордостью и быть убитым людьми[9].

ТВ-1 Править

А потом он меня бросил. Теперь понимаешь, почему я его ненавижу?
― Энви - Эдварду
В ТВ-1 Зависть ненавидит людей лютой, выдержанной ненавистью. Он хладнокровен, расчётлив и вполне зрел. В отличие от собрата из манги, этот Энви почти не кривляется, за последствиями своих действий наблюдает с удовольствием, но без большого энтузиазма, скорее, со снисходительной насмешкой, да и вообще сдержаннее проявляет эмоции. При этом выходит из себя он чаще и демонстрирует больше жестокости в кадре, да и в целом предстает более грозным и опасным: в отличие от Энви из манги, который в своих появлениях преимущественно болтал и получал пинки от протагонистов (кроме Хьюза, ладно), Зависть из ТВ-1 мог и сам мимоходом дать пинка, например, Гневу, перекусить пополам Хоэнхайма и достойно сразиться с Эдвардом Элриком, одновременно рассказывая свою душещипательную историю.

Манипулирует другими не столько чтобы развлечься, сколько чтобы добиться пользы для себя и дела. Не ведется на провокации и серьёзно относится к работе. Беззаветно предан Данте, своей матери, приютившей его после того, как отец, Ван Хоэнхайм, создав гомункула вместо умершего сына, отверг своё творение, из-за чего и возникла его ненависть к людям.Также в этой версии Энви смог проявить лидерские качества, направляя и координируя младших гомункулов. Можно предположить, что объектом его "зависти" здесь в какой-то мере выступают братья Элрик, как любимые сыновья Хоэнхайма, но на самом деле со стороны Энви видно только желание уничтожить их, как напоминающих об отце.

Способности Править

  • Преобразование собственного тела: ограничено, вероятно, только возможностями философского камня. Энви свободно преобразует тело как частично, так и полностью, превращаясь в животных любого размера и людей. Неорганическая материя ему, похоже, тоже подвластна - как и Эд с его автоброней, Энви может преобразовать руку в клинок;
  • Мгновенная регенерация, характерная для всех гомункулов: пока не исчерпаются ресурсы его философского камня (или алых камней в ТВ-1), Энви фактически бессмертен;
  • Боевая форма: истинное обличье Энви при наличии достаточно большой силы является грозным оружием.
  • Контроль чужих тел (только ТВ-2)

Действие Править

ТВ-1 Править

Его прототип — это умерший от отравления ртутью ребёнок Хоэнхайма и Данте. Хоэнхайм пытался воскресить сына. Но вместо сына у него получилось чудовище. Испугавшись того, что он сделал, Хоэнхайм оставил Зависть на произвол судьбы. С тех пор Зависть ненавидит Хоэнхайма за это (что, впрочем, не мешает ему ревновать отца к Эдварду и Альфонсу). Чуть позже его приютила и выкормила красными камнями Данте, которой он стал служить, занимаясь шпионажем и вербовкой других гомункулов - именно он привёл всех остальных гомункулов к Данте. Создал для себя специальный облик, объединяющий мужской и женский, чтобы посмеяться над людьми. В своё время запечатал вместе с Данте Жадность, за что тот возненавидел его. Когда Данте понадобился философский камень, Зависть выслеживал все материалы на этот счёт и, даже, скрипя зубами, оставлял в живых Эдварда, так как он мог пригодиться для создания камня. Убил Маэса Хьюза. Воспитал в своих традициях ещё маленького и ничего не понимающего Гнева (хоть и ссорился с ним постоянно). Впоследствии отправился вслед за Хоэнхаймом в наш мир, чтобы убить его, что в "Завоевателе Шамбалы" ему удалось: Энви погиб вместе с Хоэнхаймом при открытии последним Врат.

Манга и ТВ-2 Править

Четвёртый по счёту гомункул, созданный Отцом. Людей считает ничтожествами, хотя на самом деле очень им завидует. Убил ребенка в Ишваре, что привело к Гражданской войне, отнявшей множество жизней. Также убил Маэса Хьюза, когда тот узнал тайну Пятой лаборатории. Был случайно съеден Обжорством вместе с Эдвардом Элриком и Лингом Яо (впоследствии смог освободиться). Также был дважды побежден путем развоплощения. Первый раз его победил Тим Марко в горах Бриггса. Позже был передан Мэй Чан, которая надеялась с его помощью узнать секрет бессмертия. Спасся, убедив ее, что у него осталась лишь одна жизнь и он ей ничем не поможет. Вернул себе силу, использовав философские камни бессмертной армии, в катакомбах Централа, куда его принесла доверчивая Мэй Чан. Второй раз его сжёг дотла полковник Рой Мустанг, мстивший за смерть Хьюза. Когда Эдвард Элрик высказал и без того униженному развоплощением Энви предположение (верное) о его зависти к людям, тот не выдержал столь страшного позора и сломал свой камень. Вместе с рассыпавшимся камнем рассыпался и Зависть.

ГалереяПравить

ПримечанияПравить

  1. Глава 31, страница 21
  2. Глава 39, страница 12
  3. Например, глава 39, страницы 12-15
  4. Глава 40, страница 8
  5. Глава 49, страница 14
  6. Глава 94, страница 22
  7. Глава 94, страница 30
  8. Глава 94, страница 27
  9. Глава 95, страницы 15-21
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.